Лаганаки 2006 или «мне бы дачу в Дагомысе...»

Как-то в гостях у нашего друга Саши мы, мечтая об очередной Камчатке, услышали его рассказ про одно такое местечко на Кавказе, объединенное названием «Лаганаки». Или, как Саша его называет «плато Лаганаки». На самом деле – это действительно плато, но оно никак не называется. На нем просто есть Лаганакский хребет, ну и название как-то образовалось, несмотря на то, что кроме этого хребта там еще много чего. Например, достаточно широко известные горные массивы Фишт, Пшехо-Су и Оштен. Или гора Мезмай. Или течет река Цица. А еще почти всю территорию плато занимает КГБПЗ – Кавказский Государственный Биосферный Природный Заповедник. Поэтому, чтобы побродить по плато, надо мзднуть некоторым личностям. Егерям.

Лето, махнув зеленым хвостом, умчалось в Африку, а мы с Надюхой в поход так и не сходили. Считай – лето коту под хвост.

- А может нам сходить на Лаганаки? – спросил я жену.

- КакиеЛаганаки? – спросила в ответ она.

- Ну, помнишь, Саша показывал фотки. Они туда еще раза три ходили – никак не нахвалятся. Заодно и потестируем наших новых кандидатов в будущий Камчатский поход – улыбнулся я.

- АА! Давай сходим! Только без толп!

- Давай. Я и сам не хочу кучи народу. Надоели эти все горлопаны. Вечно в лагере как на базаре. Ни в тишине посидеть, ни природу послушать.

На том и порешили и пошли вчетвером.  Мы с Надькой и двое тверичей (тверчан, тверичан – правильное подчеркнуть) – Васька и Леха.

Согласование сроков, раскладки, покупки билетов и т.п. легло, в основном, на нас с Надей. Эти-то хмыри в Твери, им пофиг. Хотя по поводу раскладки Васька долго кочевряжился – из вредности. Хорошо хоть, насчет маршрута никто не приставал :-).

29 сентября мы сели в поезд Москва-Анапа и помчали навстречу лету. В дороге поздравились с прошедшими у меня и Васьки днями рождения. Весь следующий день ржали, болтали, отсыпались от работы. К вечеру бы спать лечь – в 2 ночи прибываем в Краснодар, а Леху потянуло пиво пить. В итоге, поспав пару часов он к высадке все еще был невменяем и бухтел на весь вагон. Хотели уже дать ему по башке, пока это не сделал дядька с боковушки. Он уже проснулся от Лёхи и сердито зыркал на него, цыкая зубом, мол, вот урод-то, заколебал. Дать Лехе по башке не успели – вылезли из вагона.

Бросив Леху на рюкзаках на привокзальной площади, с Васькой нашли машину. Договорились за 2300 до Гуамки. Когда одевали рюкзаки, подошла группа молодых людей и спросила:

А вы откуда, куда едете, давайте мы вас туда отвезем. Задешево! Мы тут все места знаем.
- Мы из Твери, едем в Гуамку.
- А это где?
- До свидания. – а про себя - где – в гнезде!

Чем хороша малая группа, так это упрощением заброски. Мы легко и комфортно поместились в Волгу-универсал с добрым толстым кавказцем. До Гуамки мы ехали около 3 часов – где-то 180 км. Машин ни сзади, ни спереди почти не было. Ближе к Гуамке стало встречаться разное зверье. Я насчитал 5 енотов. Такие забавные. Я все время показывал на них ребятам, сидевшим сзади:

- Смотрите, народ, вон еще один.

- Да они спят у тебя – смеется водила.

Смотрю, а народ скуксился. Дрыхнут.

В Гуамке мы были в 5, шел дождь, не было колонок с водой, и была темень. Давил сушняк после вчерашнего. Я признался ребятам, что рассчитывал на то, что пока будем ехать – рассветет. Ошибся. GPS сказал, что рассветет не раньше 7 и тяжело вздохнул. Не обманул.

Ближе к 6 начал подтягиваться народ – на автобус. Народ снова спал. Я пообщался с каким-то дяденькой.

- Когда устанете там наверху лазать, приходите в нам в гостиницу. Там вай, как харашо! Я там живу, а сейчас еду к родственнику. Он у меня заболел. Поеду проведаю его. Он же мой родственник. Приезжайте в гостиницу, там вода есть, еда есть, красивый горы из окна есть. Что еще надо человеку?

- Спасибо – говорю.

Пришел автобус, люди уехали и снова стало тихо. Дождь блямкал по железной крыше автобусной остановки, на которой мы приютились. Это блямканье меня убаюкивало, но заснуть не удавалось – было холодновато. Хотя тюлень Васька, растянувшись на лавке дрых без задних ног. И даже храпел, упырь!

Наконец, начало брезжить и потихоньку принялся будить народ. Когда рассвело достаточно, мы выдвинулись. Если стоять лицом к остановке, то налево, как гласил указатель, было Гуамское ущелье – супер-достоприм этих мест. Но сегодня нам в другую сторону. У нас всего 5 ходовых дней и 80 км пути. Заход на плато через ущелье – лишних два дня, которых у нас нет.

Я и Надька облачились в пончо, поскольку дождик все продолжал моросить. Со стороны это выглядело довольно смешно. Васька и Леха шли так. Васька все балагурит и подкалывает непрестанно. Ругается. Леха более серьезен. Он «сильный и смелый». Подъем начинается прямо у последнего дома. На плато ведет лесовозная дорога. На наше счастье глинистая раскисшая почва идет всего метров 150, а затем полотно дороги представляет из себя плотный каменистый грунт. Минут через 20 Надька снимает пончо – под ним очень жарко – мокнешь не от дождя, а от пота.

Дошли до первого ручья, стекавшего откуда-то сверху вертикальными струйками, и сделали завтрак. Я очень рад, что мы никому не мозолили глаза и по-быстрому убрались из деревни. Тут так тихо! Как же долго я ждал этого!!! Только Васька продолжает трындеть, болтун!

Идем дальше. Постоянно находимся в облаке – из-за этого всё уже прилично отсырело. Мокры наши волосы, лица, рюкзаки. Но это не мешает, наоборот даже приятно холодит разгоряченное тело. Я иду довольно легко – дыхалки хватает, нога-рука, нога-рука… Через какое-то время все потихоньку раздеваются до футболок – так идти легче. Только Леха остается в свитере. Как он идет в нем, да еще и с бодуна – не представляю. Но идет и неплохо. Надька тоже лупит нормально. Васька что-то покряхтывает и отстает.

Увидели разрыв в тучах и синее небо. Радостный крик тут же был оборван – ни к чему радоваться раньше времени, а ну как Пантелеймошка фортель какой выкинет. Саша рассказывал, что в мае они шли в основном в снег и дождь. Нам бы не хотелось – и не увидишь толком ничего и силы быстрее высасывает...
Идем по дороге, местность выположилась – идти совсем легко. Навстречу попался КаМАЗ-лесовоз. Это последняя машина, которую мы видим на ближайшие 5 дней. Погода все улучшается по мере подъема. Видимо, облачность низкая и мы сейчас прорываемся через верхние слои к солнцу, небу и ветру.

На крутом повороте дороги справа на поляне стоит памятник героям ВОВ. Напротив него слева от дороги, чуть в низине набрали в роднике воды. Скоро будет поворот на старую заброшенную дорогу, почти тропу, направо с основной лесовозной. Не пропустить бы его. По той дороге мы срежем прилично, хотя и скорость набора высоты также увеличится. Желтый помощник – GPS указал: направо! И вовремя. Сворачиваем на тропу. По обочинам она совершенно заросла лесом и деревья смыкают кроны над головой. Лес очень красив – смесь зеленого, желтого, оранжевого радует глаз – и влажен. Уклон существенно вырос. Порой под ногами гладкие каменные плиты. Довольно скользко.

Делаем привалы каждые 50 минут. Смотрю на Ваську – с абсолютной точностью повторяет наши Камчатские ошибки – много пьет, взял лишнее барахло. Хотя, честности ради, надо признать, что и мы не бежим с легкостью. Все-таки подготовка подготовкой, а в гору с рюкзаком ходишь не каждый день. Но, что самое главное, не теряет бодрость духа – постоянно шутит и ржет как конь.
- А чо, у нас уже пешка началась или еще пока заброска? – доверительно спрашивает Леха на привале.
- Ахаха!!! Леха!!! Ну ты жжёшь! Уже часа три как пешка. Вот как с остановки вышли – так, считай, поход и начался.
- АА! - Посмеялись над Лехой.

Под огромным замшелым буком устроили перекус. Чувствуется близость больших открытых пространств – порывы ветра мощнее и существенно прохладнее. Согрели воды, сделали чай – газа полно! Так приятно попить горячего! Отдохнули пол-часика и двинулись дальше.
Минут через 20 вышли на плато. Лес кончился, горизонт тут же отпрыгнул вдаль, появилась перспектива. А то пихты да буки перед глазами, да туман. Внизу видна пелена облаков, сквозь которую мы провались. Ветер силен и выдувает тепло из-под одежды, стоит только остановиться.

Ближе к 18 часам народ начинает падать. Мужики делают геройские лица, Надька – наоборот, готова рухнуть. Не доходим 1.5 км до планируемого места ночевки и падаем. Как раз у заброшенных балков. Там есть вода – родник обозначен на карте и поилка для скота! Народ снимает рюкзаки и тут же облачается во все теплое – сильно похолодало, хотя солнце еще не зашло. Очень силен ветер. Смотрю на GPS и не верю глазам: прошли около 18 км и по высоте набрали почти 1400 м! ОГО!!! Неудивительно, что народ так умотался. Хотя, признаться, не хотелось бы разбивать подъем на 2 части. Вырвались из леса – и хорошо! Тут простор, ветер, воздух!

Делаем на газу ужин, немного выпиваем. Васька, захмелев, поет песни. Деликатно молчу, хотя хочется просто посидеть в тишине. Надька уползла спать сразу, как только поела.

Утром было ясно. Я встал первым и немного полюбовался окрестностями в свете восходящего светила, дрожа на ветру – по-прежнему холодно.
Позавтракав кашками, которые Васька традиционно обругал, выдвинулись. Идем как и вчера 50-10. Много фотографируем окрестности. И справа, и слева. Сходим с Лаганакского хребта и обозреваем его с другой стороны. Глазею по сторонам и в осхищаюсь - Лаганаки – удивительное место. А может просто у меня такой настрой… Идем вдоль Лаганакского хребта и когда он кончается, справа появляется разлом в горе, похожий на сердце. Фотографируем. Короткая передышка и начинаем подъем на г.Мезмай. Этакий гладкий трявянистый пупырь. Надо перейти в Ур. Мурзикал (Мурзикао?), а оно сильно правее. Понимаем, что забрали слишком влево уже почти на вершине горы, когда видим внизу дорогу. Круто спускаемся к дороге. С сожалением отмечаем, что все, что мы набрали по высоте, взбираясь на Мезмай, мы сейчас сбросим, чтобы потом, пройдя подболоченный исток одного из притоков Цицы, начать снова подниматься к Ур. Малый Мурзикал.

Но выхода у нас все равно нет, поэтому передохнув в знойной ложбинке, начинаем подъем. Дорога странно меандрирует, то пропадая, то появляясь вновь. Тем не менее, направление она сохраняет. Миновав крутой взлет, наш путь выполаживается и идти полегче. Васька достал камеру и что-то бубнит про еду, супчики, сухарики.
Снова начинается крутой подъем – теперь уже к Мурзикалу «большому». В конце подъема мы получаем награду – по глотку воды и орлов, парящих в небе большими кругами. Солнечно, но холодно – сильный ветер. Видим впереди долину Цицы и намечаем завтрашний путь по притоку Цицы в Ур. Чашка, слева – Пшехо-Су. Пшехо-Су, правда, в дымке и видна не очень четко. Оштена не видно вовсе.

Немного дольше отдыхаем. Собираемся с силами перед спуском. Как всегда, спуск тяжелее подъема. Впереди нас ждет ночевка у Цицы и прекрасный вид на Оштен. Но до этих бонусов еще придется попотеть, к чему мы незамедлительно и приступаем.
Самый последний участок спуска к реке – самый крутой. И на нем сбрасывается метров 200. Да еще и пихт целый лес и кусты. В общем пришлось помучиться. Спуск к полочке, где можно заночевать, кстати, она там единственная пологая, занял неожиданной много – около 2 часов.

Только успели полюбоваться закатным Оштеном (1, 2), поставить палатки и переодеться, как выключили свет. С дровами заморачиваться уже было лениво, поэтому готовили на газу. Вниз по долине дует неприятный холодный ветер, поэтому сидели недолго, да и нет романтики-то у горелки сидеть.

С утра палатки были сплошь в инее, вода в бутылках замерзла. Умывание превратилось в моржевание. Лицо и руки отваливаются напрочь, зато открываются глаза. Утренний Оштен тоже смотрится неплохо.

Перешли узкую в этом месте Цицу и полезли вдоль притока наверх, в ур.Чашка. В начале подъёма, на протяжении метров 200 плотные заросли колючек, высотой «вам по сих будет». Как сказал Вася «Злоебучка Кавказская обыкновенная». Мы шли по правому (орографически) берегу притока. На левом вроде бы просматривалась тропа. А может это нам показалось. Тем не менее, в три приема залезли в Чашку. И впрямь чашка. Такая почти круглая ложбина между холмов с болотцем посередине и полуразрушенным домиком справа от места начала притока, вдоль которого мы поднимались.

Пошли левее на подъем из «чашки» в сторону Пшехо-Су. Как вылезли из Чашки – устроили привал. На оз. Псенодах решили не идти. Пока народ отдыхал, я сбегал в сторону Фишт-Оштеновкого перевала. Балбес я – не взял фотоаппарат – очень красивое зрелище. Вернулся к своим гоблинам, и мы потопали вдоль северного склона массива Пшехо-Су (1, 2) к спуску с плато Лаганаки. Сегодня надо дойти до водопадов на р. Водопадистый. На краю плато постояли, сделали перекус. Внизу виден какой-то домик и пасущиеся кони. Несколько дорог – одна вдоль плато и сколько-то в лесу. Слыхали несколько выстрелов.

После перекуса начали спуск (1, 2). Довольно круто, но тропа хорошо набита лошадками и людьми. Спустились на дорогу и вдоль Фиштинской стены двинулись на юг.
Поначалу идти довольно легко, но затем дорога начинает карабкаться на курумник и мы по ней. Скорее всего есть дорога по низу, поскольку тропа через курумник уже явно не для лошадей, но, видимо, мы пропустили развилку.

Курумник вскоре кончается, а тропа выходит на травянистый склон и вскоре пропадает. Внизу видна дорога и приходится довольно утомительно спускаться к ней напрямик. Воды у нас нет уже довольно давно, и источников никак не попадалось. Отмахали мы уже приличное расстояние за сегодня, да еще и с кучей наборов и сбросов высоты. Посему народ очень устал, буквально валился с ног. Компромиссов не было и потому пришлось идти, как и планировалось на р.Водопадистый. Там была надежда найти воду. Ручей же это в конце концов!

В последний рывок Леха сильно вырвался вперед, чем доставил нам несколько неприятных минут и вызвал недовольство руководителя. То есть мое. :-) Зато он услышал, как где-то в кустах шумит вода. Это означало, что ночевка будет все же не безводная. Пройдя по дороге, довольно сильно размытой маленьким локальным селем и разбитой лошадями, мы вышли к большой поляне перед водопадами. Вода присутствовала хоть и не в изобилии, но нескольких глубоких луж в пересохшем русле нам хватило.

С полянки открывался прекрасный вид на водопады. Полюбовались ими в бинокль. Почему-то ни у кого не возникло желания подойти поближе, к самым струям. Я с сожалением отметил это про себя уже в Дагомысе и поразился этому факту. Чего не подошел?.. Это ж так интересно – посмотреть, куда они падают. Увидеть начало ручья. Но, как бы там ни было, поставив палатки, и поев, завалились на коврики – таращились в небо, болтали. Даже проорали несколько песен – Васисуалий не мог без дебоша :-)

Ночью какая-то зверюга бродила у палаток, а может это просто был ветер… Утром те лужи из которым мы брали воду вчера пересохли, зато наполнились другие. Мы сделали вывод, что ручей идет где-то под камнями, а наружу пробивается только в виде таких вот ям. Отчего вода мигрирует по этим ямам мы так и не придумали. После завтрака перед самым выходом приехал дядька с табуном коней. Поздоровались и пожелали друг другу удачи. А еще мы с Надькой приобщили Ваську к забавам зарубежных каякеров – шлепок со всей дури по голому пузу ладонью. Самый цимус, если появляется красный отпечаток ладони. Он еще долго не проходит.

От стоянки, чуть поплутав, начали подъем наверх к летнику Джигурсан. По пути любовались видами (1, 2, 3). Вообще чувствовалось покровительство каких-то высших сил. Погода, виды, настроение – все высшего качества! Посмотрели откуда пришли вчера. Солидно :-)
Куда-то к Джигурсану постоянно мотается вертолет. Кажется, возит какие-то стройматериалы. Как нам сказали потом местные жители – это дача нашего с вами, товарищи, президента. Если это так, то ему (президенту) можно только позавидовать. У самой дачки – подъемничек на горку. Можно на лыжах кататься. Дороги нет. Только вертолет. Так что гарантированно никто не побеспокоит. Ну и хрен с ним. А нам и сейчас было хорошо. Тропа набитая, солнышко, стрекочут насекомые, ветерок, воздух, пахнущий то травами, то лесом, так хорошо...

У «дачи» свернули налево к пер. Джигурсан. Прошли мимо летника – он оказался заброшен, мимо истоков Пшехашки – притока Пшехи, по которой мы сплавлялись в 2003 году. Надо сказать, что я принял этот перевал за Черкесский. Меня даже не смутило то, что на перевальной табличке было указано «Джигурсан». Ну, ошибка в карте, как обычно, подумал я, и смело повел народ вниз, как я думал, к Бабук-Аулу.

На спуске с Джигурсана есть еще один летник, на котором в тот день оказалась пара каких-то мужиков с лошадями. Мы, вежливо с ними поздоровавшись, проследовали мимо. Метров через 100 до нас долетело:
- Э! Ты куда идёшь? Куда ты пошёл? Ты куда их повел?
- В Бабук-Аул, - отвечаю, когда они подошли.
- Ты что, спросить не можешь. Бабук-Аул – туда. – показывает рукой направо от Джигурсана.
- Я,- говорю, - не знал. Думал, что иду в Бабук, потому и не спросил. Спасибо.

И мы пошли туда, сопровождаемые воплями типа «чего, спросить нельзя было, раз не знаешь?», «нечего туда ходить!». «И чего они так взъерепенились?» - подумал я. Немного отойдя, мы дружно послали их на три буквы (шёпотом) и потопали на перевал. Действительно, я неправильно сориентировался. На перевале стоит правильная табличка - «Черкесский». И даже две мемориальные доски. Одна посвящена какому-то дядьке-туристу (не запомнил фамилии), а вторая – защитникам перевала во время Великой Отечественной войны. С перевала открывается неплохая картинка (1, 2, 3). Две лесистых довольно глубоких долины, почти ущелья. Лес, преимущественно буковый (саблевидный бук) уже поменял окрас на осенний. Только пихты высятся вечнозелеными островками, да какие-то колючие кусты.

У живописного водопадика, чуть ниже перевала, устроили перекус. Далее тропа идет по приятному парковому лесу тех самых саблевидных буков. Подлеска практически нет, и лес просматривается на много метров вверх и вниз. Идти – одно удовольствие. Довольно пологий спуск, воды полно – периодически попадаются ручейки и водопады. На одном из привалов к нам вышли поднимавшиеся вверх, к озеру Хуко два мужичка лет 50-ти на вид. Остановились поболтать. Один из них, как оказалось, родился и вырос в Джигурсане. Я, говорит, 60 лет в эти места хожу – лет с 10, как с Джигурсана уехал, так приезжаю и иду наверх. Хренасе, подумалось, мужику 70 лет, выглядит на 50. Вот что такое жить на природе в горах. А когда он, обернувшись, позвал: «Баграаам, Баграмчик, сынок, ты что там отстал?» и на зов его вышел парнишка лет 13-ти с рюкзаком, то уж сомнения в том, что тут люди могут дожить до возраста, превышающего 100 лет, совсем отпали. «Баграмичк» - говорит,- «давай, сынок я твой рюкзак понесу». «Нееет, я сам» - говорит Баграмчик. Забавный парень. Чем то на нашего Леху похож. Правда Леха обиделся, когда мы ему об этом сказали :-)

Я шел и думал: «Неужели это и есть тот самый веселый спуск, про который я столько читал? Странно. Я думал этот спуск будет более «уборочным», а тут – наоборот – прогулка да только...» Лучше б я не обнадеживал себя. После места, именуемого на табличке «поляна Стадника, стоянка и разведение костров - запрещены» начался, как я понял, тот самый «веселый спуск».

Если честно, я думал, что нашей группе там наступит полный и безоговорочный пинцет! Все подъемы и спуски, что были раньше не идут ни в какое сравнение с этим. Сильный уклон. Даже не берусь оценивать. Так и хочется брякнуть «градусов 80», но, конечно, там около 30 градусов. Местами до 45, полагаю. И это все среди деревьев, грязюка, корни... Лучше, чем камни, но все равно тяжко. Если мне не изменяет память, то на «веселую» часть спуска у нас ушло около 3-х часов. К концу спуска я думал, что нога у меня, и так болевшая последние дня 2-3, отвалится напрочь. С трудом спасали даже две треккинговых палки. Говоря о сложности спуска хочу заметить, что фоток с него нет вообще! Если какой-то участок не отражен в фотоотчете пешего похода, это, как правило, говорит о том, что это участок был весьма тяжел. Так и у нас. Фото до, фото после – полно, а во время – нет. Ну, может пару раз камеру достали.

Первое пологое место (после него таких спусков и подъемов больше не было) было оснащено лавочкой, мешком для сбора мусора и табличками «не сорить», «Кавказский Государственный Биосферный Заповедник», «Бабук-Аул – 4 км».

Последняя табличка вызвала дружное «censored», поскольку мы думали, что кордон вот уже тут рядом. За углом. Пришлось топать за угол еще 4 км. ЗА углом оказалась пара изб и что-то типа огорода. Один дедок подметал двор, второй копошился рядом. На одном из домиков была прибита уже знакомая табличка «КГБЗ». Попытка раскрутить дедов на выброску хотя бы в Солох-Аул не увенчалась успехом. Машины – чужие – людей, которые пошли наверх. Подождите, говорят, пару дней, они спустятся и уедете. ХА! Через пару дней у нас поезд на север, блин!

Повернули оглобли и потопали вниз, в надежде на лучшее – на попутку. Вдоль дороги, а теперь это именно дорога со следами машин и прочими атрибутами, ну никак не тропа, тянулись возделанные угодья. Какие-то лужайки, пасеки. А за полосой этих угодьев шумела речка Шахе. У одной такой вот лужайки заметили машину и попытались дозваться хозяина – хрен там. То ли не было никого, то ли он не слышал.

А тем временем сумерки становились гуще и гуще. Отмахали мы сегодня аж от Водопадов, да еще с этим безумным (и кто придумал его обозвать веселым?) спуском, немало и ноги, хоть и привыкшие к нагрузкам, ныли уже давно. У Надьки началась куриная слепота – даже фонарик не помогал. В общем, нашли мы указатель на Солох-Аул, но он указывал куда-то в темноту, в сторону реки, поэтому прошли еще дальше вверх по Шахе и брякнулись ночевать на галечном берегу подальше от дороги. Моим планам заночевать в заброшенном пионерлагере не суждено было сбыться. Голова уже соображала плохо и отказывалась ориентироваться. Надо заметить, что переночевали на берегу мы на славу.

С утра, посовещавшись, решили не переходить вброд здесь и искать дорогу на том берегу, а вернуться обратно к указателю и посмотреть там переправу. Это было верное решение. От указателя вниз, как бы «под берег» Шахе вела тропа, выходившая к подвесному мостику. По нему мы перешли Шахе и выбрались на дорогу.

От переправы до заброшенного лагеря оказалось довольно далеко – вчера бы точно не дошли, так что решение ночевать на берегу тоже было верным. По дороге встретилось немало интересных мест – и живописные водопады, слезами сочившиеся по мху с каменных стен, и стадо коров, которых жутко испугалась Надька, и медвежьи следы, которых испугались мы все и каменные ванны с прозрачной водой и прижимы, образуемые Шахе... В целом прогулка от Бабук- до Солох-Аула была довольно приятна, если не взирать на больную ногу, ворчание Надьки по поводу невозможности выброски на машине и 18 км пути.
Зато нам чертовски повезло, что мы ни разу не нарвались на егерей, хотя деньги за пребывание в КГБЗ были у нас приготовлены. Нам чертовски повезло с погодой, видами и друг с другом. А в Солох-Ауле мы сразу же сели на автобус – даже плечи толком размять не успели, как он подъехал, забрал нас и уехал. Доехав до Дагомыса, мы нашли кафе на берегу самого Черного моря и от пуза там наелись и напились.

А потом Васька надыбал такси – с электричками решили не связываться – и мы с ветерком доехали до Уч-Дере. Там должна быть какая-то заветная стоянка про которую я вычитал в инете (Точки GPS вы можете скачать тут) и она там была.
А потом мы купались ночью в море в октябре!
А потом мы с Васькой спали на улице под звездами!!
А потом мы купались на заре!!!
А потом мы целый день валялись, расслаблялись, загорали, купались, мечтали о даче под Дагомысом и вообще всячески балдели, урывая последние солнечные денечки, а вечером поехали в город Сочи, сели в поезд и с неохотой уехали домой!!!!!!!!!! Все.

Участники похода: Васька и Надька, Леха и я (Титыч).
Поход: 29.09.2006 – 7.10.2006

В оглавление



анемометр
Hosted by uCoz